Дао

Роль природы в даосской философии

Классический даосский монастырь[i] является ярким примером того, что жизнь (существование) в этом мире не самая простая задача. Побывав в Даосском храме, можно сразу понять, что он является теологическим институтом воина-философа готового к борьбе и страданиям в своей каждодневной жизни. Быстрый взгляд на изображения даосских божеств дает понимание, что жизнь – это постоянная борьба. Многие из божеств изображены закованными в доспехи, с оружием в руках и яростным выражением лица, соответствующему часто сражающемуся человеку. Стены классического монастыря украшены фризами, изображающими не какие-то аллегорические идеи войны и сражений, а сцены реальных битв и схваток. И если Боги так подготовлены, так насколько же должны быть подготовлены мы, простые смертные? Более того, у главного входа любого традиционного даосского монастыря стоит стойка с оружием, штандартами и знаками различий, которые символизируют бесконечную физическую, интеллектуальную (ментальную) и эмоциональную борьбу, с которыми мы сталкиваемся каждый день. Не все интеллектуалы могут принять это, но следование классическому даосизму возможно только на модели, на которой базируются храмы и учение.

Многие из последних переводов даосских мыслителей наводят на мысль, что даосизм философия пацифизма или пассивности. Это не так. Так откуда тогда берутся эти ошибочные переводы, Часть проблемы исходит от неточного перевода, приводящего к неверной интерпретации даосской литературы. Например, “wu wei”, даосский принцип, на котором мы подробно остановимся в следующей статье, часто переводится, как “недеяние” (бездействие). При всем при этом, существует и другой перевод этого термина – “невмешательство”. Существует ОГРОМНАЯ разница между бездействием и невмешательством, и не только в конкретных словарных терминах, но и в философских концепциях, так как это касается принципов. Кроме того, если вы помните, то все вещи состоят из двух противоположностей (инь/ян), тогда бездействие (пассивность) является противоположностью активности (агрессии). С даосской точки зрения, они представляют собой две точки зрения на один и тот же объект. Когда вы сталкиваетесь с ситуацией, то вы сами решаете действовать вам или нет. Принятие решения есть действие само по себе.

Вторая часто встречающаяся причина неправильного перевода состоит в том, что “редакторы”, “переводчики” или “писатели” неадекватно понимают принципы даосизма. Возможно, они пытаются изложить принципы с точки зрения своих собственных убеждений, что опять таки приводит к некорректному переводу. Основная причина неправильных суждений о даосских принципах лежит в неправильном понимании роли природы в даосизме.

Надо понимать, что природа – является основополагающим элементом в даосских идеях, где человек рассматривается, как некая маленькая работающая (или неправильно работающая, в зависимости от ситуации) часть. Вселенная находится в состояниях постоянного действия/бездействия, активности/пассивности, wu wei, энергия постоянно циркулирует и меняется. Это проявляется в виде многочисленных форм материи , которая спустя время, меняет форму, превращаясь обратно в энергию. Энергия постоянно действует (не бездействует?) проявляя течение (волю?) Дао в феномене постоянного изменения. Подобно горящему бревну, где энергия дерева трансформируется в тепло и золу. Зола, в конце концов, превращается в землю, которая дает питательные вещества растениям, которые, в итоге, дают пищу животным и т.д. и т.п.

Ошибочное трактование Природы приводит к ошибочному трактованию большинства основных даосских принципов, что сродни возведению здания на зыбком фундаменте. Строение, построенное на нем, не будет ничем поддерживаться и рухнет под собственным весом. Источник таких ошибочных толкований может быть прослежен в общепринятых представлениях о Природе и относительном месте человека в ней.

Пацифистский/интеллектуальный взгляд на природу.

Если представить этот взгляд в виде картины, то это будет один из тех пасторальных пейзажей, наполненных теплом и солнечным светом. Здесь нет жестокости. Здесь нет хищных волков или ядовитых змей. Львов можно увидеть сидящими рядом с антилопами под тенью волшебного дерева. Все животные живут друг с другом в гармонии[ii], определенной мирным и рациональным сосуществованием, с человеком, чья собственная человеческая натура превосходит животную, в роли бдительного пастыря.

В этом взгляде, человеческая природа, развивающаяся с неандертальского периода, когда основным занятием были копание в отбросах в поисках пищи или охота (когда человек временами сам становился едой!), борьба за право размножаться, выращивая лучшее потомство(?), и защищая себя от других стай (групп) прото-людей. Сейчас мы те самые цивилизованные благородные создания, которых “Господь создал по своему подобию”. Только представьте себе живопись Микеланджело на потолке Сикстинской капеллы с человеком, устроившимся на облаках, как Бог дотрагивающимся до чьей-то руки и воспламеняющим гуманность божественной искрой жизни. Такая картина ставит человека где-то выше природы, приближаясь к богоподобному статусу, где наша интеллектуальная доблесть может как-то преодолеть естественные силы и позволяет нам навязывать нашу волю, делая мир лучшим местом, как бы мы его не определяли его.

Тогда мы должны спросить: является ли человек частью природы и подчиняется ее законам, или мы стоим над природой? Что мы обычно понимаем “выше природы”? В зависимости от ваших религиозных взглядов, это некая форма нематериального (духовного) мира или небеса. Являемся ли мы частью этих миров? Разделяем ли мы что-нибудь с этими мирами в общем смысле этого слова? В том то и дело, что все доказательства, которые мы можем представить, являются эмпирическими. Другими словами - “НЕТ”! Хорошо, поставим вопрос по-другому, разделяем ли мы что-нибудь (опять таки в общем смысле) с природой? Посмотрим, мы едим со многими животными одну и ту же пищу. У нас есть физическое тело - у других животных тоже есть тело. Как для множества животных в природе, нам для размножения требуется мужская и женская особи. Мы рождаемся и умираем. Физически мы не бессмертны. Так образом, человечество имеет больше общего с природой, чем с теми мирами, которые мы считаем стоящими над природой.

На самом деле, существует только две вещи, которые отличают нас (хотя и весьма сильно) от животных:

  1. Наша интеллектуальная способность переводить наши мысли в текст, рисунок или музыку
  2. Степень использования нами природных ресурсов.

Даосское понимание Природы

Природа не добра.
Она относится к миру, как к соломенной жертвенной собаке.
Мудрец не добр.
Он относится к людям, как к соломенной жертвенной собаке.

Природа не добра (жестока). Посмотрите на восемь версий перевода одного и того же абзаца в конце статьи. Вы где-нибудь увидели вариант, в котором говорилось бы, что природа добра? Нет. В самом мягком переводе говорится о том, что природа беспристрастна и это является интерпретацией перевода 1989 тех самых (?) Фенга и Инглиша. Более ранние переводы, также приведенные ниже, говорят, что природа “безжалостна” (“жестока”), а люди “куклы”.

Она относится к живым существам, как к жертвенным соломенным собакам. Соломенные собаки использовались в шаманских ритуальных обрядах в качестве фигур (изображений), несущих информацию (обращения) или души к духам. Они были сделаны, как это видно из названия из соломы. После того, как они выполняли свою роль в ритуалах, они либо беспардонно выбрасывались, либо сжигались.

Природа не защищает милого маленького кролика перед голодным волком. Она что-нибудь делает для спасения невезучего животного (или человека) провалившегося сквозь тонкий лед в глубину и тонущего? А как насчет тысяч людей погибающих из-за ураганов и других природных катаклизмов каждый год? Да, она восполняет окружающую среду, благодаря которой ее обитатели могут получать еду, одежду (в случае человека) и укрытие, но в любом случае за это надо бороться. Если вы живете вне зон теплого климата, то вам надо часто позаботиться, чтобы не замерзнуть (на смерть) время от времени. Если вы живете в экваториальном климате, то вам надо часто беспокоится о том, чтобы не умереть от жары или жажды. И, конечно, есть еще масса болезней... Бананы и кокосы растут на деревьях, но, как правило, до них нужно добраться, чтобы сорвать их. Животные дают нам мясо и протеин, но их надо поймать и убить, чтобы съесть их. Овощи можно вырастить, но для этого требуется много труда и надежд на то, что засуха или какие-то другие бедствия не уничтожат их. Жилище (убежище) надо построить, но для этого надо раздобыть материалы. Список преград, которые чинит природа перед благодушной жизнью, просто безграничен.

Итак, добра ли природа, делая одно животное (или растение) пищей для другого? До сих пор это взаимоотношение между животными является основным действующим принципом природы. Как даосы, мы смотрим на природу, как на проявления (Дэ) Дао, потому что само Дао лежит вне наших ограниченных способностей. И если мы посмотрим на ключевой природный феномен, то увидим, что в основе его лежит принцип действия через “круговорот жизни”, или, если быть менее эвфемистическими - “цепь питания (воспроизводства)”.

В природе все, включая человека, находится под влиянием “цепи питания”. Каждое существо в цепи питания действует в соответствии со своей натурой. Волк убивает и поедает кроликов, а кролик убивает и поедает живые растения. Человек убивает и поедает растения и животных. Бактерии, вирусы и паразиты живут за счет других животных, включая людей, и иногда убивают их. Каждое живое животное, включая человека, извлекает пищу либо из живых структур, либо из трупов других живых созданий. Мы, существуя в мире супермаркетов и торговых центров, потеряли связь с "цепью питания", потому что мы покупаем мясо и овощи в красивых пластиковых упаковках. (Короткое отступление: даосы не видят разницы между моралью вегетарианцев и плотоядных. Для нас животное это только другое отличное от растений проявление энергии ци. В целом разницы нет. Если мы выбираем ту или иную диету это делается для получения каких-либо физических или спиритических преимуществ, в противном случае это всего лишь предубеждение в отношении одной живой сущности перед другой.) Еще раз, это также может быть тяжелым для понимания (признания) для некоторых современных интеллектуалов, но это тоже фундаментальный принцип классического даосизма.

Даже физиология человеческого организма представляет собой природу в миниатюре. В нем идет постоянная борьба между иммунной системой организма и появляющимися естественным путем бактериями и вирусами. Наша иммунная система либо преуспевает в борьбе с чужеродными образованиями, либо тело заболевает и вполне вероятно умирает. Эта борьба начинается в день нашего рождения и заканчивается, когда мы, в конце концов, проигрываем битву со смертью. Возможно, наилучшим примером этой борьбы сегодня является вирус иммунодефицита человека (ВИЧ). Он атакует и отключает иммунную систему человека, исключая возможность борьбы с большинством обычных инфекций и болезней. В результате, ВИЧ создает феномен пацифисткой иммунной системы, которая оказывается смертельно беззащитной перед легчайшими заболеваниями.

Иммунная система является естественным примером Дао в своем чистейшем виде, и того, к каким гибельным последствиям может привести адаптация иммунной системы к пацифисткой философии.

Мудрец (просвещенный человек) недобр, мудрец человек и он отражает законы природы. Поэтому, мудрец, который является человеком и частью природы, а также старается подражать принципам природы – недобр. Естественный человек не ищет конфликта. Естественный человек не недобрый, как злой преступник. Он не садист и не больной мизантроп, полный слепой ненависти. Также как и природа, даос старается избежать пристрастности и искусственных ценностей, свойственных людям, которые часто меняются от города к городу и от десятилетия к десятилетию, или даже от года к году. Также как и люди, живущие в обществе, даосы ведут себя в соответствии с нормами общественного устройства. Как и во всех других людях, в даосах доминируют собственные интересы. Это и является корнем источника конфликта между отдельными людьми.

Собственный интерес. Это слово наполнено людским стремлением к преследованию своих потребностей, нужд и желаний – собственных интересов. Это может быть как на макро уровне, где государства стараются управлять или влиять на другие страны, так и на индивидуальном уровне отдельных людей в течение каждодневных дел. Благодаря взаимодействию людей друг с другом, собственный интерес одного человека сталкивается с собственными интересами других людей. Мы находимся в состоянии постоянной борьбы (войны) за наши собственные интересы. И это происходит не потому, что мы не добры в том смысле, в котором мы это понимаем, и не потому, что мы мерзкие индивидуалисты, хотя некоторые из нас и являются таковыми. Мы делаем то, что мы должны делать для того, чтобы соблюдать наши собственные интересы, которые способствуют нашему физическому, духовному и эмоциональному доброму здравию (благополучию).

В нашем «цивилизованном» обществе, применение силы варьируется в пределах от свирепых взглядов до открытых [физических] ссор, от профессиональных интриг в офисе до юридических баталий в зале суда. В Соединенных Штатах судебная система является «цивилизованной» ареной или полем боя, где теперь решается множество конфликтов. Вместо того, чтобы отдельные персоналии бились друг с другом. Теперь для этого у них есть соответствующие юристы. «Мой адвокат может побить твоего адвоката».

Ретроспективно, если мы принимаем базовые принципы Дао так же, как принимаем явления сегодняшнего мира, жизнь оказывается не раем, а борьбой или войной. Классический даосский храм служит постоянным напоминанием о том, что жизнь – это конфликт, и только человек (или даже дух/бог), кто стоит на позиции воина-философа может справляться с хаосом, абсурдом и страданиями этой смертной жизни.

Если вы не принимаете основные принципы даосизма, возможно классическая даосская философия не для вас. Хотя, каждый должен понимать, что независимо от того, как мы воспринимаем реальность - она такая, какая она есть. И это не может быть изменено восприятием ни одного человека. Здесь нет никакой нейтральной зоны – только смятение («каша в голове»), которое создает видимость нейтральности. Решением является настройка вашего восприятия на «суровую реальность», или на проявления (Дэ) Дао, которые мы можем наблюдать ежедневно. Идеи пацифизма легко воспринимаются, так как ежедневная борьба и конфронтации не так леки или приятны. Иногда пацифизм служит способом маскировки наших собственных недостатков или трусости. Таким образом, даос признает естественность конфликта в этом мире.

Как пишет Лин Ютанг в своем переводе «Чуан-цзе»: «Кто во сне пирует, проснувшись, льет слезы. Кто во сне льет слезы, проснувшись, отправляется на охоту». Пацифистская философия, в конце концов, приведет нас в состояние смятения и печали, так как «суровая реальность» постоянно опровергает пацифистскую доктрину. Однако, если наш принцип заключается в том, что жизнь – это борьба или война, тогда наши ожидания будут правильными, и мы не будем ни в замешательстве, ни в депрессии, когда борьба за жизнь представит себя. Как говорили древние римляне: «Хочешь жить в мире, готовься к войне!»


Алекс Анатоль, Center of Traditional Taoist Studies


[i]   Мы говорим о старых Даосских храмах, которые существовали до того, как коммунисты пришли к власти в Китае. Большинство храмов было уничтожено из-за скрытой угрозы коллективному идеализму, которую несет в себе философия индивидуализма. Те храмы, которые остались, являются отголосками их предыдущих воплощений.

[ii]  Гармония не обозначает мирного сосуществования. Гармония – это нормальное взаимодействие индивидуальных компонентов, интегрированных в одну систему. Детали автомобильного двигателя работают в гармонии друг с другом. Инструменты в оркестре играют в гармонии между собой. Так что, если кто-то говорит «жить в гармони с ...», это на самом деле означает функционирование, как часть интегрированной системы или совместестно с другим компонентом системы.

(c) dao.su, tao.org